Сергей Векшинский: неукротимое желание творить

Сергей Векшинский: неукротимое желание творить

Одна из московских улиц носит имя академика Сергея Аркадьевича Векшинского. В 1947 году он основал и на протяжении 27 лет руководил институтом, который позже был назван НИИ вакуумной техники им. С.А. Векшинского, а сегодня входит в холдинг «Росэлектроника».

С деятельностью Векшинского связаны создание и производство практически всех видов отечественных электронных приборов в довоенный период. К примеру, он разработал свою технологию производства радиоламп, вытеснив с рынка страны компанию Philips.

В послевоенные годы Сергей Аркадьевич занялся созданием новой вакуумной техники для самых различных областей – от космических и термоядерных исследований до технологических процессов пищевой промышленности. О жизненном пути выдающегося физика и его вкладе в развитие науки и техники – в нашем материале.

Первые опыты: химические, физические, жизненные

Сергей Аркадьевич родился в Пскове 15 (27) октября 1896 года в семье чиновника канцелярии городского губернатора. Родители всегда поощряли тягу Сергея к науке и поддерживали его первые научные эксперименты. Например, еще в школьные годы Сергей начал собирать дома всевозможные химические реактивы. Все эти склянки и пробирки занимали целый шкаф, который родители уважительно называли «аптекой».

В гимназии новым серьезным увлечением Сергея становятся физические эксперименты. В своей домашней лаборатории будущий академик повторяет опыты научно-популярного журнала «Физик-любитель»: сооружает гальванические батареи, реостаты, катушки Румкорфа. Совсем скоро весть о юном талантливом физике так разошлась, что Сергей Векшинский попал на страницы своего любимого журнала. Так, в 1912 году «Физик-любитель» опубликовал первые научные труды будущего академика: «Электролитический прерыватель для катушки Румкорфа» и «Самодельная гейслерова трубка».

image2.jpeg По окончании гимназии выбор будущей профессии был очевиден – Векшинский поступил в Санкт-Петербургский политехнический институт. Талантливый студент вскоре обратил на себя внимание выдающегося ученого, «отца советской физики» Абрама Федоровича Иоффе.

Первая мировая война внесла изменения в жизнь Политехнического института, но для студента-второкурсника Сергея Векшинского они оказались не такими страшными – ему предложили на время прервать учебу и поехать в США в качестве приемщика поставляемых в Россию боеприпасов и порохов. Визит в Америку для 20-летнего студента был необычайно интересным: появилась возможность познакомиться с современным американским производством, выучить английский язык, к тому же получать неплохую зарплату в долларах. Но все закончилось осенью 1917-го. Бросив работу в США, Сергей возвращается к родителям в беспокойстве за них. Настает черед страшных потрясений: гражданская война, участие в боевых действиях, и, пожалуй, самое страшное – самоубийство отца.

В начале 1921 года Сергей Векшинский возвращается в Петроград. В этом холодном и голодном после войны городе его ожидает теплый прием Иоффе, который на тот момент собрал замечательный коллектив молодых физиков: будущие нобелевские лауреаты П. Л. Капица и Н. Н. Семенов, П. И. Лукирский, И. В. Обреимов и др. Дружеские отношения с этими учеными Сергей Аркадьевич сохранил на всю жизнь.

У истоков отечественной электровакуумной промышленности

В мае 1922 года двадцатипятилетний Векшинский становится главным инженером первого советского электровакуумного завода. Организовать производство в условиях послевоенной разрухи совсем непросто. Но тем не менее, завод растет, а молодой главный инженер с энтузиазмом отдается научной работе – разработке новых приборов: приемно-усилительных и генераторных ламп, рентгеновских трубок и пр. Рядом с заводом – Центральная радиолаборатория, большое удовлетворение Векшинский получает от общения с замечательными учеными, например, Михаилом Александровичем Бонч-Бруевичем.

После слияния в 1928 году Электровакуумного завода с заводом «Светлана» Векшинский становится признанным лидером отечественной школы катодной электроники. Под его началом – заводская научная лаборатория, в которую входят 90 специалистов, и опытная мастерская, насчитывающая 200 человек. Здесь разрабатываются и испытываются практически все электронные приборы широкого применения того времени. Сам Сергей Аркадьевич ломает стереотипы о руководителях завода – в конце дня он переходит из кабинета в лабораторию, где реализует свои идеи по созданию новых приборов.

«Ожидать, что для нас где-то за границей изучат и исследуют важные для нашего технического прогресса вопросы, без задержки открыто опубликуют их и мы будем поставлены перед необходимостью только осознать и воплотить в жизнь результаты труда зарубежных лабораторий, было бы по меньшей мере наивно», – писал в то время Векшинский.

Ожидать, что для нас где-то за границей изучат и исследуют важные для нашего технического прогресса вопросы, было бы по меньшей мере наивно.

Сергей Аркадьевич Векшинский

Он уверен, что с таким коллективом ему все по силам. Когда на Западе появилась новинка фирмы Philips – радиолампы с бариевым катодом, Векшинский уверенно сказал: «Сделаем сами!». Спустя тысячи опытов, работе по 15 часов в сутки, к концу 1930 года был создан отечественный бариевый катод с ничуть не худшими параметрами. Векшинский его образно назвал «электронным сердцем» приемно-усилительной лампы.

Наверное, это был один из самых лучших периодов в жизни Сергея Аркадьевича. Впереди сложное время для ученого и всей страны – репрессии 1930-х. Векшинского обвиняют во вредительстве из-за срыва плана завода. Разбирательство по его делу заняло полтора года, в конце 1939 года «вредителя» выпустили на свободу.

В суровые военные годы, несмотря на все трудности и лишения, Векшинскому удается продолжить свою работу по созданию нового метода исследования сплавов, связанного с получением тонких пленок в вакууме. Эта идея к нему пришла еще накануне войны, осенью 1940 года. Спустя четыре года Сергей Аркадьевич заканчивает и сдает в печать рукопись книги «Новый метод металлографического исследования сплавов», которая выходит в свет в первые дни 1945 года. В мае приходит Победа и официальное научное признание – Векшинский защищает диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук. Спустя год он уже член-корреспондент АН СССР, за разработку нового метода металлографического исследования сплавов ему присуждена Сталинская премия, в том же 1946 году он награжден орденом Ленина. Тяготы Великой Отечественной войны позади. Однако впереди новые трудности, связанные с холодной войной, и они затронут 50-летнего Векшинского самым непосредственным образом.

Работа в атомном проекте: от экспериментов к реальному производству

Новые задачи на этот раз исходят от лаборатории, руководимой И. В. Курчатовым. Фронт работ по атомной проблеме расширяется, для решения научных и инженерных задач привлекаются как академические институты, так и предприятия многих отраслей промышленности.

Как и другие руководители предприятий, занятые в атомном проекте, Векшинский жил в конце 1940-х гг. в напряженном режиме, допоздна задерживаясь на работе. Центральная вакуумная лаборатория (так называлась лаборатория Векшинского начиная с 1946 года) занимается созданием нового особого оборудования, например, для электромагнитной масс-сепарации изотопов урана или газоразрядных детекторов ионизирующих излучений. Физики формулируют основные задачи, но переход от экспериментов к созданию промышленного оборудования требует, как правило, большой опытно-конструкторской работы. Эта ситуация очень беспокоит Векшинского, в развернутой записке Маленкову он пишет: «Для создания практических масс-сепараторов нужно решить 95 % инженернотехнических задач, и 5 % – принципиально физических [...] Физикам все это представляется пустяком, давно известным и достигнутым...».

Доводы организатора отечественной электровакуумной промышленности принимают во внимание. В 1947 году на основе Центральной вакуумной лаборатории создается Научно-исследовательский вакуумный институт (НИВИ), директором которого назначается Сергей Векшинский (сейчас это НИИ вакуумной техники им. С.А. Векшинского холдинга «Росэлектроника»).

image6 (2).jpeg
С. А. Векшинский (справа) и министр электронной промышленности А. И. Шокин, 1964 г.

Спустя год коллектив института представляет наглядные результаты своей работы. В частности, разработаны высокочувствительный масс-спектрометрический гелиевый течеискатель и источник ионов для установки разделения изотопов урана электромагнитным методом.

Высокочувствительный течеискатель ПТИ-1 нашел широкое применение в атомной промышленности. Строившийся в тот период в Свердловской области завод по производству высокообогащенного урана представлял собой невообразимое переплетение герметично соединенных труб длиной в тысячи метров. Поиск недопустимых для технологического процесса течей в трубах был одной из серьезных проблем предприятия. Течеискатель ПТИ-1 или «птичка», как его ласково прозвали на заводе, снял эти проблемы, позволив устранять течи, не обнаруживаемые другими методами. Признанием заслуг Векшинского как ученого и руководителя научного коллектива стало избрание его в 1953 году академиком АН СССР.

«Неукротимое желание творить и большой энтузиазм»: каким запомнился Сергей Векшинский

В конце 1950-х – начале 1960-х гг. институт, созданный Векшинским, расширяет тематику исследований и разработок. Но работа в области атомной отрасли продолжается. В 1952 году по предложению Курчатова НИИ вакуумной техники привлекается к исследованиям и разработкам, связанным с решением проблемы внешнего нейтронного инициирования подрыва ядерных боеприпасов.

Суть проблемы заключалась в том, что конструкция первых бомб не позволяла размещать нейтронные источников внутри ядерных зарядов, что существенно ограничивало дальнейшее совершенствование бомбы и повышение ее мощности. Курчатов считал необходимым найти возможность расположения нейтронных источников с внешней стороны зарядов. Такая задача была поставлена перед группой сотрудников КБ-11, возглавляемой талантливым исследователем А. А. Бришем.

image7.jpeg По мнению многих ученых того времени создать внешний нейтронный источник приемлемых габаритов и веса, не представляется возможным. Но все же Бришу и его команде удалось подготовить к 1952 году экспериментальный образец автоматики подрыва атомного заряда с внешним нейтронным источником. Курчатов работу одобрил и принял решение испытать новую автоматику подрыва в составе авиабомбы РДС-3. В течение двух лет группе Бриша, теперь уже вместе с сотрудниками НИВИ, возглавляемыми Векшинским, необходимо было доработать основные элементы системы – нейтронную трубку с высоковольтным коммутирующим устройством.

В своих воспоминаниях, опубликованных спустя много лет, Бриш написал об этой работе следующее: «Практическое применение автоматики подрыва с внешним нейтронным источником у нас было осуществлено значительно раньше, чем в США. Часто задаешь себе вопрос: как могли мы, не обладая опытом, знаниями производства и технологии, порой не располагая необходимыми кадрами, оборудованием и материалами, успешно создать в короткие сроки новую автоматику малых габаритов и веса и обеспечить ее непрерывный прогресс? Весьма существенным фактором было неукротимое желание творить и большой энтузиазм самих участников этой работы».

image1.jpeg

В 1965 году, не дожидаясь своего семидесятилетия, Векшинский добился освобождения с поста директора и перешел на должность научного руководителя НИИВТ. Основное внимание теперь он уделяет проведению научно-технического совета и научного семинара, консультированию в проведении близких ему исследований и разработок и, конечно же, научной работе в своей маленькой лаборатории.

Сергей Аркадьевич Векшинский умер 20 сентября 1974 года. С того момента каждый год в день рождения ученого, 27 октября, у его могилы на Новодевичьем кладбище в Москве собирались соратники, коллеги, ученики академика. Многие из тех, кто прошел школу Векшинского стали крупными учеными, руководителями предприятий и отраслей, ведущими специалистами в своей области. В памяти всех, кто работал с Сергеем Аркадьевичем, осталась присущая ему манера внимательно и уважительно выслушивать сотрудников, поощрять выдумку, настойчивость и энтузиазм.

В статье использованы фрагменты и фотографии из книги Борисова В.П. «Сергей Аркадьевич Векшинский»