Латинская Америка: перспективный рынок для «оборонщиков»

Латинская Америка: перспективный рынок для «оборонщиков»

 

На днях власти Перу объявили о покупке партии военно-транспортных вертолетов Ми-171Ш. Контракт обещает стать одним из крупнейших в истории ВТС двух стран. Укрепление российских позиций в странах Латинской Америки закономерно, рассказал сайту rostec.ru завсектором инновационной политики ИМЭМО РАН Иван Данилин.

Во-первых, страны региона перешли в 1990-2000-х годах на новую стадию развития. Этот процесс требует мощных инвестиций (по ряду экспертных оценок в 2011 году приток прямых иностранных инвестиций в регион составил рекордные 145 млрд долларов), а также закупок передовых технологий, высокотехнологической продукции и услуг.

Во-вторых, деидеологизация торгово-инвестиционных процессов и (пока) достаточно умеренные международные претензии сделали регион относительно свободным от «зон влияния» - в их чистом виде, разумеется. В совокупности с желанием региональных держав проводить более независимую экономическую и внешнюю политику, это открыло путь таким игрокам как Россия.

Увеличение значения и роли в мировой экономике и политике рождает в государствах региона законное желание укрепить и свой оборонный и оборонно-промышленный потенциалы. Так, в 2008-2011 годах их импорт вооружений и военной техники (ВиВТ) удвоился до почти 25 млрд долларов. Характерно изменилась номенклатура закупок: импортируются авиатехника, включая многоцелевые Су-30, системы ПВО, морская техника. И это не только Венесуэла, чьи «левые» взгляды диктуют логику создания «щита» от потенциальной агрессии США. Та же Бразилия, например, не первый год ведет переговоры с Россией и Францией по созданию собственного ядерного подводного флота. При этом, заметим, для российских «оборонщиков» Латинская Америка это не только новые прибыли (доля России в экспорте ВиВТ в регион – около 30%), но и потенциально новые рынки, частично «балансирующие» традиционные направления экспорта в КНР и Индию.
Таким образом, предсказуемо, что помимо «Роснефти», «Мечела», «Норникеля», «РусАла» и других ресурсных компаний в Латинскую Америку пришли и российские технологические корпорации – такие как Ростех. Россия может предложить своим контрагентам передовые технико-технологические решения и, при этом, пойти несколько дальше западных коллег в локализации технологий, производств и компетенций.

Эта политика не предполагается как «игра в одни ворота». Теоретически технологические альянсы (впервые предложены в 2005-2006 годах) со странами региона позволят корпорациям из РФ аккумулировать необходимые ресурсы, достичь масштаба рынка – в том числе обеспечив тиражирование своих разработок, а также использовать некоторые преимущества локальных рынков – дешевую рабочую силу, «местные» компетенции и т.д. Иными словами, если для Бразилии, Аргентины, Перу, Венесуэлы и других стран Россия станет «донором» технологий и стратегическим соинвестором, то для РФ «технологические альянсы» - это возможность укрепить позиции своих компаний как по-настоящему глобальных игроков и выйти на мировые технологические рынки через их «мягкое подбрюшье».

Между тем, на пути реализации этой концепции россиян ожидают серьезные вызовы.

Компаниям, выходящим на латиноамериканский рынок придется столкнуться с наращивающими свое присутствие в регионе США, ЕС и Китаем. Причем западные страны обладают мощным, динамичным и интегрированным технологическим потенциалом, с налаженными бизнес-процессами, способностью быстрого тиражирования и масштабирования инноваций, постпродажным сервисом. В этом смысле американцы и европейцы часто выглядят более перспективным партнером с долгосрочной точки зрения, а Китай «берет» мощной ресурсной поддержкой экспортеров, небольшой ценой и «гибкими» схемами продаж.

Кроме того, латиноамериканские страны медленно, но верно наращивают собственный потенциал. В конечном счете, их цель – стать глобальными игроками, и об этом необходимо помнить, выстраивая «технологические альянсы». Памятна история взаимодействий канадского Bombardier c бразильской Embraer в сфере гражданской авиации, которая закончилась тем, что бразильцы «отхватили» у бывших коллег изрядный кусок рынка.

Для нивелирования этих и иных рисков, российская сторона в последние годы прикладывает существенные усилия. Создаются сети сервисных центров с локализацией отдельных работ, внедряются гибкие формы оплаты и госкредитования международных контрактов.

В целом функционализация глобальных «технологических альянсов» задача сложная, но вполне достижимая, требующая, однако, устойчивого развития отечественного технологического сектора.

Данилин Иван Владимирович, к.п.н., заведующий сектором инновационной политики ИМЭМО РАН, старший научный сотрудник Дипломатической академии МИД России, старший преподаватель кафедры прикладного анализа международных проблем (ПАМП) МГИМО (У) МИД России.