12 сен 2016

Алексей Криворучко: экспортный портфель «Калашникова» – более 200 млн долларов

 

Генеральный директор «Калашникова» Алексей Криворучко в интервью «Интерфаксу» рассказал о последних разработках в области стрелкового оружия, десантных катеров, беспилотников и боевых автоматизированных систем. А также о том, как концерн работает в условиях западных санкций.

На форуме «Армия-2016» концерн «Калашников» представил новое поколение автоматов – АК-12 (5,45 мм) и АК-15 (7,62 мм), самозарядную снайперскую винтовку СВК, высокоточную снайперскую винтовку ВСВ-338, боевую автоматизированную систему «Соратник».

— Алексей Юрьевич, как к вашим новинкам отнеслись военные и представители специальных служб?

— Надеюсь, что они им понравились. Для них и работаем. Мы ведем разработки в тесном контакте с нашими заказчиками – представителями конкретных силовых ведомств.

Винтовка ВСВ

 

Например, винтовки СВК и ВСВ-338 мы разработали с учетом пожеланий снайперов российских специальных подразделений. Это винтовки для спецназа Минобороны, ФСБ, всех силовых ведомств.

— Когда начнутся испытания новых снайперских винтовок?

— Мы рассчитываем на начало государственных испытаний СВК и ВСВ-338 в следующем году.

— Когда завершатся войсковые испытания ваших новых автоматов – АК-12 и АК-15?

— Испытания проходят в разных регионах России. Они проводятся разными подразделениями Министерства обороны. Мы ожидаем, что испытания завершатся в ноябре-декабре. Но, в принципе, это вопрос к Министерству обороны. Мы – исполнители.

— Но вы с оптимизмом смотрите на включение АК-12 в боевую экипировку «Ратник»?

— Решение – за Министерством обороны. Могу сказать, что мы в качестве своей продукции уверены.

— Если военные решат включить АК-12 в экипировку «Ратник», когда может начаться серийное производство?

— Во второй половине 2017 года.

Автомат АК-15

 

— Какой сейчас у «Калашникова» портфель экспортных заказов?

— Более 200 млн долларов. Это стрелковое оружие и высокоточные боеприпасы, спортивное и охотничье оружие. Из-за санкций для нас закрылись рынки гражданского оружия США и Европы, но мы смогли найти новые рынки – Азия, Африка, Латинская Америка. У нас существенный рост продаж.

— Что стало с оружием, которое концерн произвел для американского рынка, но не поставил из-за санкций?

— Есть небольшие остатки, они распродаются.

Потеря рынка США для нас – неприятная история. В Америке наше оружие любят, надеюсь, когда-нибудь туда вернемся. Я знаю, что и американцы этого очень ждут.

— Вы ведете какие-то специальные разработки для нового российского силового ведомства – Росгвардии?

— Ведем. Мы будем предлагать Росгвардии модернизированные предыдущие версии автомата «Калашникова», а также новое поколение – АК-12. Все зависит от того, что попросит заказчик.

— У всех «Калашников» ассоциируется со всемирно известным стрелковым оружием. Но концерн решил пойти дальше: катера, беспилотники, автоматизированные боевые системы. Зачем?

— На основании проведенных исследований мы видим, что меняется сама концепция ведения боевых действий со все большей автоматизацией систем и снижением присутствия человека на поле боя. Поэтому сегодня мы уходим от профиля исключительно стрелковой компании к многопрофильному холдингу.

Мы активно развиваем компетенции в области создания беспилотных летательных и наземных комплексов, ведем исследования и разработки по созданию беспилотных катеров на базе наших судостроительных активов. Наша цель – интеграция их в сложные боевые системы, части которых могут взаимодействовать друг с другом. Специально к форуму «Армия-2016» мы завершили работы над нашей первой наземной роботизированной системой «Соратник», чтобы представить ее профильным экспертам и потенциальным заказчикам со всего мира.

Источник: «Интерфакс»