21 авг 2015

Камиль Газизов: «С 2012 года ИТ-бюджет Ростеха вырос в 2,5 раза»

Фото: Антон Тушин


Компания «РТ-Информ» призвана стать центром компетенции по ИТ и информбезопасности всех предприятий и холдингов Ростеха. Как выглядит ИТ-пространство одной из самых знаковых госкорпораций страны и как на него влияет возглавляемая им организация, генеральный директор «РТ-Информ» Камиль Газизов рассказал в интервью CNews.

– Расскажите, пожалуйста, об основных целях и задачах компании.

– Если говорить комплексно, основных задач три: консолидация и централизация закупочной деятельности в ИТ; разработка единой ИТ-стратегии для ГК и предприятий, которая приведет к появлению единых техполитики и техстандартов; и, безусловно, создание центра компетенций в ключевых ИТ-экспертизах.

На этом этапе «РТ-Информ» переживает экстенсивный рост благодаря тому, что функция ИТ востребована и многие руководители осознали, что ИТ является одним из триггеров роста для бизнеса в целом, и перестали рассматривать его как центр затрат.

Помимо задач, которые лежат на поверхности и очевидны, существует еще целый ряд стратегических целей – это и создание единого инфопространства в ОПК, и тиражирование best practice в отрасли, и импортозамещение, и участие в научно-исследовательских и перспективных инициативах в части ИТ.

В целом отмечу, что наблюдается взрывная динамика развития ИТ, о чем можно судить по непропорциональному росту выручки «РТ-Информ» и по тем вызовам, которые стоят перед «РТ-Информ» в настоящее время.

Если обернуться назад, когда мы только начали свою работу, ситуация выглядела по-другому – часть закупок были крайне непрозрачными. «РТ-Информ» был, скорее, центром затрат, нежели источником прибыли. В рамках повышения эффективности ИТ-расходов мы вовлечены в операционную деятельность. Теперь у нас более продуктивное взаимодействие с функциональным заказчиком и исполнителем, мы четко понимаем задачи бизнеса, их приоритетность. Изначально в «РТ-Информ» работало 12 человек, к новому году у нас будет уже более 150 сотрудников. Мы увеличили внутригрупповой финансовый оборот, нарастили компетенции, экспертизу, круг задач расширился.

 – Для чего вы решили перевести часть команды в Казань? Какая часть коллектива работает в Казани?

 – Принимая во внимание этапы развития «РТ-Информ», следует отметить, что бизнес-модель будет трансформироваться в сторону предоставления и оказания сервисов и услуг. Поэтому логична релокация «производства». Иннополис в Татарстане является наиболее подходящим местом, выбор не случаен. Там находится большой куст передовых предприятий Ростеха. Кроме всего прочего, огромную роль играет высокий потенциал вузов, развитая инфраструктура и, безусловно, наличие концепции развития информационных технологий на уровне региональной политики.

Где-то две трети персонала будет работать в казанском офисе. В Москве останется фронт-офис, необходимый для взаимодействия с центральным аппаратом, вендорами и партнерами. В Казани будет бэк-офис, отвечающий за кадры, закупки, юридическое сопровождение, разработчиков и колл-центр. Очевидно, что это дешевле и без потери в квалификации сотрудников, потому что Казань известна своей крепкой специализацией в информационных технологиях. Республиканская политика Татарстана уделяет большое внимание подготовке новых ИТ-кадров, этим стоит воспользоваться.

 – Вы отметили, что убыток предыдущих лет был связан с иными задачами, которые ставились перед компанией. Что повлияло на изменение стратегии?

 – Повлияли как внутренние, так и внешние факторы. Начиная от организационных изменений внутри Госкорпорации и заканчивая геополитической ситуацией, которая обнажила насущные проблемы промышленности в сфере ИТ.

 – С какими результатами закончился 2014 год?

 – По результатам 2014 года удалось практически свести к нулю убытки предыдущих периодов, полностью организовать и наладить бизнес-процессы внутри компании, прописать регламенты взаимодействия между «РТ-Информ» и контрагентами и сформулировать трехлетнюю программу деятельности. Уже в первом квартале 2015 года мы показали существенную прибыль. От упоминания цифр воздержусь, в конце года будет понятен итог. Скажу только, что планируется многократное улучшение показателей.

 – Какие центры компетенции существуют в структуре «РТ-Информ»?

 – Такие центры, как проектно-аналитический, технической инфраструктуры, тестирования. Центры наращивают компетенцию, в том числе для определения ценности наших решений – насколько они импортонезависимы и соответствуют критериям отечественного производителя. В случае с иностранными решениями выявляются недекларированные возможности.

 – Наверное, это в большей части касается центра тестирования. Есть уже результаты его деятельности?

 – Центр тестирования в процессе создания. До нового года мы его сформируем, первые результаты его деятельности появятся в конце 2015 года. Использовать эти результаты мы намерены не только в своих целях, но и предоставлять для Минпромторга РФ и других заинтересованных участников.

Также в «РТ-Информ» функционируют центры по информбезопасности и реагирования на киберугрозы. У нас очень большие планы и задачи по развитию именно этого направления. В оборонно-промышленном комплексе не уделялось внимание информационной безопасности в необходимой мере. Мы находимся в легком шоке от того количества атак, угроз, которым подвергаются Госкорпорация и ее предприятия. Для минимизации риска мы проведем ряд образовательных мероприятий, многое внедряем на уровне информационных систем.

 – Кто ваши непосредственные заказчики?

 – Предприятия Госкорпорации. Если раньше многие предприятия относились с осторожностью и скепсисом к «РТ-Информ», то сейчас обратная ситуация, предприятия сами обращаются с просьбой взять под контроль тот или иной проект.

 – По каким проектам предприятия обращаются к вам?

 – Начиная от внедрения документооборота и заканчивая ERP-системами. Все предприятия и холдинги, входящие в Ростех, теперь свои ИТ-проекты проводят через «РТ-Информ». Вендоры тоже стремятся работать через «РТ-Информ», потому что взаимодействие через одну точку всегда прозрачно и оперативно.

 – Контракт заключает «РТ-Информ», а выгодоприобретателем по нему становится конкретное предприятие?​

 – Совершенно верно. Мы вводим практику заключения корпоративного соглашения с вендорами, у которых формируем большой объем заказа, добиваемся скидки и распространяем ее на все предприятия Корпорации. Часто крупному заказчику за счет объема вендор дает максимально возможную скидку, а для предприятия, которое делает единичные, небольшие заказы и находится вне периметра стратегических интересов вендора, дисконт совсем небольшой. Наша задача – создать равные условия, единую ценовую политику для всех предприятий Корпорации, чтобы цена была максимально приемлемой.

 –  То есть у компании два основных направления вашей работы: первое – контроль взаимодействия с вендором в интересах другой компании Корпорации; второе – когда «РТ-Информ» сам непосредственно является исполнителем по контракту?

 – Вы частично правы, потому что охватить весь рынок невозможно. У нас нет задачи убить малое и среднее предпринимательство. Если мы будем стремиться контролировать и внедрять все, наши расходы вырастут. Поэтому ближайшая цель – реализация централизованных проектов, таких как казначейство, бюджетирование, документооборот. Вторая задача – концентрация на крупных знаковых проектах, которые в масштабах холдинга транслируются на все предприятия. Так называемая вest рractice – эталонный проект, из которого рождается тиражируемое унифицированное решение. Вот на этих участках мы и сосредоточены.

Целевая задача «РТ-Информ» – через 2–3 года выйти полностью на сервисную модель обслуживания. Если сейчас у нас крен в сторону закупок, где у нас формируется около 70% оборота, то через 2–3 года мы планируем, что эти цифры сбалансируются.

– Был ли переизбран новый совет директоров в этом году, кто вошел в его состав?

– Председателем совета директоров стал исполнительный директор Госкорпорации, отвечающий за стратегию, информацию и коммуникацию, за оргразвитие – Сергей Куликов. В совет вошли Василий Бровко, директор по коммуникациям и стратегическим исследованиям Госкорпорации; Сергей Асланян, председатель совета директоров «Максима Телеком», которая реализует уникальный проект проведения Wi-Fi в московском метро, Андрей Ватутин и я.

 –  Денис Свердлов не вошел в состав директоров?

 – Денис Свердлов в нынешний состав не вошел, потому что он сосредоточился сейчас на международных проектах. Мы стараемся приглашать не только работающих в Госкорпорации людей, но и независимых директоров, которые могут привнести новые компетенции и рыночный опыт, людей, способных взглянуть на нашу деятельность со стороны.

 – Существует ли у Ростеха консолидированный ИT-бюджет 2015 года?

 – Консолидированного бюджета нет. У каждого холдинга и предприятия свои ИТ-затраты. Нет правила, что бюджет должен быть сформирован под нас или управляется централизованно. Но если свести бюджеты всех предприятий, то косвенно можно понять, каков масштаб расходов в целом у Корпорации по ИТ-направлению. Есть «железо», программное обеспечение, комплектующие, проекты по внедрению, сервисные услуги. Примерно 50/50 распределяется между услугами и «железом». С 2012 года ИТ-бюджет Корпорации вырос в 2,5 раза и в 2015 году планируется на уровне 18,6 млрд рублей. Хотелось бы отметить, что «РТ-Информ» по результатам работы в четвертом квартале 2014 года удалось снизить ИТ-затраты холдинговых компаний и организаций Корпорации на закупку ИТ-оборудования и программного обеспечения почти на 10%. При этом по ряду позиций сокращение составило до 30% за счет централизации закупки и работы напрямую с поставщиками. Притом что «РТ-Информ» еще не контролирует 100% всех бюджетов, а мы говорим о реальном снижении в масштабах всего бюджета.

– Какая часть расходов предусмотрена на приобретение отечественных решений?

 – Насколько я помню, доля замещаемого иностранного софта в стране к 2020–2025 году должна составить 50%. Как мы знаем, Минпромторг и Минкомсвязи утвердили планы импортозамещения электроники и программного обеспечения. Если в прошлом году доля импорта в общем объеме рынка бизнес-приложений составляла 75%, то к 2020 году она должна снизиться до 50%, а к 2025 году – уже до 25%. Доля зарубежных решений в области ПО для промышленности должна уменьшиться с нынешних почти 90% до 50–60%.

Ориентир понятен, мы будем к нему стремиться, но ситуация двоякая. Однозначно мы являемся противниками того, чтобы оголтело все заместить, не будучи к этому готовыми. Проблема импортозамещения в том виде, как она озвучена, не вызревала долго, а появилась неожиданно год назад. И надо быть до конца друг с другом честными, ранее такой задачи у нас не было. Мы жили в космополитичном, очень дружественном мире. Поэтому наши действия будут взвешенными и аккуратными, они не должны навредить существующему производству и бизнесу. Мы активно работаем с предприятиями Ростеха, в частности Объединенной приборостроительной корпорацией, крупнейшим разработчиком и производителем отечественных ИT-решений. Внимательно изучаем продукцию, пытаемся понять, какой рынок можем сформировать для ИТ-производителей. Наши предприятия обладают уникальными экспертизами, разработками, но во многом в области оборонки. Что применяется для Минобороны и армии, избыточно для нашего гражданского сегмента. Соответственно, это приводит к удорожанию продукции. Мы сейчас совместно, в частности с ОПК, госкорпорациями, внешними партнерами, разрабатываем перспективные направления, где эти наработки будут полезны.

 – То есть с точки зрения интересов ОПК избыточность определенных решений оправдана, но для рыночного применения требуется доработка?

 – Есть передовые разработки, которые совершенно точно интересны многим американским и китайским производителям. Но до промышленного производства этих продуктов еще далеко. Все пока на уровне НИОКР. Наша задача – сформировать рынок. Для того чтобы уменьшить цену на продукт и добиться его конкурентоспособности, он должен иметь большой тираж. Когда появится тираж, мы совершенно точно сможем безболезненно замещать иностранные аналоги отечественными, при этом без потери в цене и качестве.

– Как вы пытаетесь сформировать для предприятий ОПК этот рынок?

– Во-первых, мы анализируем, что закупается, для чего. ИT-стратегии холдингов детализируем до базового уровня. Мы понимаем, какому предприятию, когда и какое понадобится количество маршрутизаторов, коммутаторов, моноблоков и так далее. На основании этого формируем заказы.

 – Это вы говорите о потребностях предприятий Госкорпорации, а что вы скажете о продуктах самого ОПК, для которого тоже необходимо внешнее рыночное пространство?

 – Формирование потребностей для перспективных продуктов – это задача консолидирования всех тех решений, которые выпускаются предприятиями Ростеха, потому что мы более глубоко осведомлены, чем кто-либо, об этих решениях. В перспективе мы думаем о предоставлении имеющихся у нас возможностей тому же «Ростелекому», РЖД, «Роснефти» и прочим.

 – Вы понимаете, какие это могут быть продукты?

 – Да, безусловно. У нас существует рабочая группа, с «Ростелекомом» мы проводим круглые столы и презентуем свои продукты, потому что они тоже озадачены импортозамещением. В ответ партнеры дают нам замечания и предложения. Думаю, что к концу года мы уже заявим о каких-то реальных результатах и, возможно, заключим конкретные контракты.

 – В Ростехе существует план по импортозамещению?

 – У нас нет такого жесткого плана, и это хорошо, потому что подобные строгие ориентиры иногда вредят. У нас есть внутреннее понимание, какой должна быть динамика импортозамещения, она, конечно, будет нарастающей. Есть некий понятийный план, где мы на следующий год планируем заместить 25–30% решений. Но я еще раз подчеркиваю: это не жесткая установка.

Впервые в  Госкорпорации были введены техполитика и техстандарты, документы, учитывающие последние политические и экономические веяния. Наша задача – максимально унифицировать и стандартизировать системы, которые применяются в Госкорпорации. Так мы добьемся прозрачности, взаимозаменяемости, экономической выгоды и позволим компаниям быть более мобильными. У нас используются продукты «1С», «Лаборатории Касперского» и «Галактики», создаются продукты на платформе Linux. Кстати, иностранные компании переходят иногда на открытое ПО, чтобы быть ближе к российским реалиям. Обращаю внимание: не стоит задача отрезать себе ногу. Необходимо взвешенно, грамотно к этому подойти, воспользоваться теми возможностями, которые дает ситуация, потому что многие западные компании ориентированы на бизнес, а не политику и стремятся делиться знаниями. Грех этим не воспользоваться.

 – Будет ли Ростех производителем собственного софта?

 – Есть ряд институтов, которые занимаются сбором и анализом данных. В перспективе это будут институты, работающие с BI и Big Data. Есть предприятия, которые занимаются разработкой собственной операционной системы, тот же ЦНИИСУ (Центральный научно-исследовательский институт систем управления). Есть решения по информбезопасности, шифрованию, кодированию и так далее. Также, если говорить про Ростех, на сферу производства ИТ-решений, «железа» и софта уже сегодня приходится свыше 250 млрд рублей. Так что уже сегодня Госкорпорация является крупнейшим производителем ИТ в России.

Основой доверенной техники являются три кита: отечественная схемотехника, отечественная ЭКБ и отечественное ПО. Специалистами Объединенной приборостроительной корпорации уже созданы и внедряются образцы вычислительной техники, телекомоборудования, которые отвечают всем этим критериям и не уступают ни в чем западным аналогам.

Некоторые предприятия создают среду для систем хранения данных. Есть еще Yota Devices со своими технологиями. Перечень компаний, которые задействованы в разработке и проектировании информационных систем, очень большой. Наша задача – взять лучшее и превратить это в комплексное решение.

 – В отчете о деятельности компании указывался целевой показатель сокращения ИT-издержек на 30%. В этом году вы уже показали 8% экономии.

 – Получилось примерно так, но, как я говорил, 2014 год был разнонаправленным, и только сейчас мы начинаем менять ситуацию к лучшему. Экономия – это неоднозначный индикатор, диапазон составляет от 5 до 50%. Но в целом по 2015 году будет экономия в районе 30%. Ремарка: мы не должны сократить в абсолютном значении затраты на ИT, это не приводит к развитию предприятия. Мы должны за те же деньги получить больше. К сожалению, в условиях кризиса многие начинают резать в первую очередь ИКT-бюджеты. Это не то, на чем надо экономить. Технологии должны быть точкой роста и экономии затрат, а не убытков.

 – В корпорации существует внутренний регламент, по которому все ИТ-проекты проходят согласование в «РТ-Информ»?

 – Ранее на согласование предприятия отправляли все свои ИT-инициативы. Сейчас мы переходим в другой формат. Совместно с ИT-подразделениями предприятий прорабатываем стратегию на трехлетний период и вместе реализуем. Из неодушевленной функции согласования мы переходим в плоскость совместной работы.

 – Какие текущие или недавно завершенные проекты вы могли бы выделить?

 – Централизованная система единого казначейства позволит повысить прозрачность, эффективность используемых денежных средств, находящихся на счетах сотен банков. Есть проект по внедрению первых отечественных ERP-систем – это продукт «1С» ERP 2.0, который мы внедряем в холдинге «Вертолеты России». Также отмечу проекты по управлению станочным производственным парком на основе решения «Галактики». В ближайшее время планируется большой проект по холдингу «Технодинамика». Холдинг приобрел в свое время лицензию SAP и планирует у себя внедрение ERP. Таких знаковых проектов очень много, отдельные мы полностью сопровождаем, в некоторых только осуществляем авторский надзор.

 – В какой стадии создание единого ЦОД?

 – Так как для «РТ-Информ» целевая модель – сервисная, мы стараемся очень активно изучать веяния и тренды ИT-рынка. Если смотреть на большинство развитых компаний, они все стараются перевести ИТ-расходы из капитальных в операционные. У нас стоит та же задача, и центральный аппарат – это пилотный участок, по результатам которого мы будем тиражировать примененный подход. Выводя вовне функцию управления ИТ путем установки на рабочих местах «тонких клиентов», миграции всех данных, баз и систем в облако, мы значительно повышаем эффективность, убираем совершенно ненужное обременение из финансового блока, достигаем экономии, переводя все в операционные расходы. На ЦОД мы переходим уже в сентябре.

 – Стремление объединить всех пользователей в одном ЦОДе пока на стадии реализации?

 – Этот процесс предполагает сначала запуск небольшого ЦОДа, в дальнейшем – строительство нескольких крупных ЦОДов, которые будут географически разнесены и объединены сетью. 600 предприятий находятся в разных местах. Эффективный ЦОД должен быть привязан к географическим объектам. Целевая модель – это создание сети центров обработки данных, где разместятся все системы с предоставлением услуг централизованно, что очень поможет предприятиям холдинга.

Плановая дата завершения этой работы – 2020 год. Но это достаточно условно, потому что Госкорпорация – это живой организм, который постоянно прирастает новыми компаниями, предприятиями, компетенциями, и что у нас будет в 2020 году – мне непросто предсказать, тут лучше меня спрогнозируют специалисты по стратегии Госкорпорации.

 – Президент недавно подписал указ о создании новой информационной системы контроля над расходами в рамках гособоронзаказа. Федеральная служба охраны считает, что она должна базироваться на курируемой ею государственной автоматизированной системе гособоронзаказа. Правильный ли это подход, с вашей точки зрения?

 – Мне кажется, это абсолютно верное решение. Кстати, ГАС ГОЗ разработана одним из наших предприятий. Уровень доверия к информационной системе очень высокий. Система хорошо показала себя на практике, один из модулей мы собираемся внедрять в Ростехе в рамках другой системы.

 – Вы говорили о своих планах по поддержке отечественных производителей, в частности упоминалось внедрение «1С», «Галактики», но компания также заключает соглашения и с зарубежными поставщиками аналогичных систем.

 – Все зависит от иностранных партнеров, насколько они готовы открываться, делиться и так далее. Я не люблю делать не зависящие от меня прогнозы. Кроме «1С» и «Галактики», есть еще ряд перспективных направлений, которые обязательно выстрелят. Мы много общаемся с вузами, изучаем научные работы, общаемся с фондами, например с Фондом развития интернет-инициатив, который собирается стать центром притяжения молодых разработчиков. Я думаю, что в ближайшее время могут возникнуть наши отечественные современные перспективные решения. Я не говорю о повторении опыта SAP, потому что для того, чтобы сделать новый SAP, нужно много лет и труда, а это существенные инвестиции. Мир быстро трансформируется, будущее за гибридными решениями. На каком-то уровне мы решаем задачи с помощью «1С», на следующем уровне решаем задачи с помощью более легких BI-решений, на базовом уровне достаточно производственных программ и так далее.

 – С кем еще из вендоров у вас централизованные соглашения, по примеру «1С»?

 – «Лаборатория Касперского», «Галактика», «Барс». Есть и ряд иностранных компаний: Siemens, SAP. Мы стремимся к заключению корпоративных соглашений с большинством участников рынка.

 – Некоторые западные компании ведут гибкую ценовую политику и по ряду контрактов осуществляют расчеты в фиксированных рублевых ценах. В какой валюте заключены у вас договоры?

 – 99% наших контрактов в рублях и не подвергаются пересчету. Мне кажется несправедливым, если бы поставщики каждый раз пересчитывали стоимость в соответствии с курсом.

 – Сталкиваетесь ли вы при работе с иностранными компаниями с санкционными рисками?

 – В ИT это могут быть какие-то невинные шалости, типа непредставление обновлений для ПО, и более существенные, как недекларированные возможности ПО, которые будут влиять на производство, где применяется софт.

 – Есть примеры того, когда западный вендор, наоборот, поменял свою тактику взаимодействия в связи с политикой импортозамещения и стал более лоялен?

 – Такие примеры есть, начиная от стремления локализовать производство, заканчивая предложениями о продаже ядра и IP. По некоторым вендорам политика импортозамещения сильно ударила, они теряют рынок и пытаются сократить издержки и удержаться. Существуют и те, которые понимают, что в ближайшие несколько лет мы ничего с ними не сделаем, чувствуют себя уверенно и ведут себя консервативно.

 – Ростех объявил достаточно крупный конкурс на оказание услуг по сопровождению ИТ-сервисов Госкорпорации – на 1,1 млрд рублей. «РТ-Информ» его выиграл. Скажите, какого результата вы хотели бы добиться?

 – Эта инициатива полностью укладывается в нашу новую концепцию выхода на сервисную модель обслуживания. По результатам аудита выявлено, что в Госкорпорации очень много старого, разнотипного, изношенного оборудования. Централизованной архитектуры нет, многое внедрялось по принципу «кто во что горазд». А в условиях происходящих изменений Корпорации: это и изменение оргштатной структуры, изменение численности и принятие новой стратегии – все это создает прекрасные возможности для комплексной модернизации ИТ в Корпорации для конкретных пользователей.

Сейчас Ростехом поставлена задача о переводе централизованных услуг на новый уровень, что невозможно сделать в рамках старой инфраструктуры. Огромное значение имеет повышение корпоративной культуры – оно предполагает развитие единого коммуникационного пространства, включающего в себя сервисы обмена мгновенными сообщениями, групповые чаты, видеозвонки, доступ с мобильных устройств к корпоративным приложениям. Телефоны Yota Devices задействованы для удаленного администрирования и пользования рабочим местом. Развитие сервисов информационной безопасности в соответствии с текущими киберугрозами.

В рамках этого контракта предполагается поддержка ИТ-систем, развернутых в собственном ЦОДе Ростеха (аутсорсинг техподдержки), а также аренда площадки и оборудования у исполнителя для обеспечения резервирования систем ЦОД. Также требуется полная модернизация вычислительных мощностей, поэтому задача глобальная и дорогостоящая.

Уже определены бизнес-задачи и выстроены бизнес-процессы, как следствие, появляется возможность все это автоматизировать, переориентировать на модель взаимодействия по «тонкому клиенту» вместо различных сложных устройств. Раньше у каждого на рабочем месте было по два экрана – открытый и закрытый контур, сегодня это удалось совместить. Понятно, что помимо удаления «большой коробки», которая всегда мешает и является объектом пристального внимания недобросовестных лиц, мы еще переводим работу с системами в виртуальную среду.

Эффект от данного проекта сложно переоценить, это принципиально иной уровень и подход. Пока новая технология коснется центрального аппарата и его удаленных сотрудников. На следующем шаге будут подключены холдинговые компании в части централизованных систем.