11 дек 2014

Арсений Брыкин: Студентов вузов надо ориентировать на работу в российских компаниях

Фото: Владимир Соловьев

 

Арсений Брыкин, заместитель гендиректора по стратегическому развитию и реализации программ холдинга «Росэлектроника», рассказал о кадрах для высокотехнологичных отраслей промышленности в программе «Арсенал» на радио «Эхо Москвы».

 Есть ли у нас кадры для высокотехнологичных отраслей промышленности или у нас их не хватает?

― Ну, если у нас есть высокотехнологичные отрасли, то и кадры у нас есть. Другой вопрос, какое их состояние, каков возраст этих кадров, насколько они удовлетворяют наши текущие потребности и способны ли они добиться тех целей и задач, которые стоят в долгосрочной перспективе. Проблем на этом пути достаточно, но кадры есть. Проблемы не вчера начались, проблемы с 1990-х, когда большое количество кадров было потеряно для высокотехнологичных отраслей, когда кто-то нашел себе свой путь развития вне профессии, на продуктовых рынках и в системах различных пиццерий. Проблема в разрыве между теми, кому за 50, и теми, кто только вышел со студенческой скамьи.

Проблема в технологической подготовке кадров, потому что семимильными шагами развиваются технологии, в частности, в электронных производствах. И далеко не всегда система образования успевает за этим и не всегда успевает подготовить кадры, которые реально нам нужны. Но это так, наброски.

― Какие отрасли вы считаете прорывными?

―  Высокотехнологичное производство все равно будет завязано с микроэлектроникой, электроникой, потому что тактико-технические характеристики, «мозги» это электроника, и никуда от этого не деться ни в поездах, самолетах, танках, прицелах. Поэтому, если говорить с позиции моего холдинга, то с нашей точки зрения, высокотехнологичные отрасли  это как минимум электроника во всех ее проявлениях. Поэтому развивать ее, понимать, какие в ней приоритеты, в разных прикладных аспектах это наша непосредственная задача.

Когда мы разрабатывали стратегию своего развития на долгосрочную перспективу, мы проанализировали огромное количество различных сюжетов и поняли, что наряду с технологическими рисками кадры ― это главный риск, который может воспрепятствовать достижению наших задач и целей.

― Внутри электроники над чем вы работаете?

― У нас диверсифицированный холдинг, более 120 предприятий входит в его состав, и наша задача ― это электронно-компонентная база после присоединения к нам нескольких концернов и системы связи и различные аппаратные решения. А электроника во всей ее многообразной сущности ― это и пассивная электронная компонентная база, и СВЧ-электроника ― является во всем мире закрытой темой, ни одна страна мира не обменивается ни технологиями, ни кадрами, которые владеют этими технологиями. Это и микроэлектронное производство ― много разных нишевых продуктов, которые образуют общее название «электронная компонентная база». И там сосредоточена масса технологий, масса специальностей, которые необходимы для того, чтобы эти технологии воспроизводить, создавать новые технологии, смотреть в будущее с точки зрения прорывных научно-технических заделов.

Наша задача ― показать, что есть высокотехнологичные отрасли и деньги там платят, и зарплата достойная

Арсений Брыкин, замгендиректора холдинга «Росэлектроника»

Если возвращаться к кадрам, то одно дело обеспечивать воспроизводство кадров, преемственность на технологиях, к примеру, 70–80-х гг. ― это одни кадры, это обучение определенным специальностям и специализациям. Если строить новый завод, это уже другие кадры и, возможно, новые специальности, которых на данный момент и на свете, может быть, не существует. Либо интегрированные специальности, которые в себя включают то, чему учили в разных вузах по разным специальностям раньше.

Если модернизировать производство на базе существующего, то это третий вариант. И все это нужно нам было в стратегии развития предусмотреть. Какой-то план составить. Мы его составили, мы действуем согласно этому плану, поэтому смотрим в будущее с оптимизмом, работаем над этой темой. 

У нас 29 регионов присутствия в холдинговой компании, и мы уже давно поняли, что если гора не идет к Магомету, то нам надо идти к школьникам. Почему к ним, а не только к абитуриентам? Во-первых, потому, что далеко не так эффективно работает наша пропагандистская машина и далеко не все школьники знают, что в России есть электроника, высокотехнологичные производства, что на них начали хорошую зарплату платить, что весь мир уже давно почувствовал, а многие менеджеры и технари знают, что в России можно заработать денег, и едут сюда, а в наших домохозяйствах считают, что если в России нет своего мобильного телефона, значит, и электроники нет.

Поэтому наша задача ― показать в первую очередь семьям, что есть высокотехнологичные отрасли и деньги там платят, и зарплата достойная, и, что немаловажно, проекты интересные, в которых молодежь может проявить себя. У нас огромное количество научных исследований сейчас происходит как по бизнес-направлениям, связанным с нашими заказчиками по цепям поставок, так и государственных органов. И это все ребята до 30–35 лет. Да, там есть гуру 60–70-летние, но в основном это молодежь. И наша задача ― показать эту молодежь, показать, что вот в Пензе у нас есть разработчик айтишных продуктов и получает в Пензе более 200 тысяч рублей, потому что он уникум, он со второго курса работал на предприятии и знает то, чего не знают другие, и ему за это платят деньги.

Мы глубоко убеждены, что именно семьи должны принять решение, что их ребенок должен сдать ЕГЭ по физике, химии или математике, выбрать престижный вуз и четко понять, где после этого вуза ребенок, который уже превращается в абитуриента, студента и молодого специалиста, будет работать. Вот эти траектории карьерного роста мы и пытаемся показать школьникам и, что немаловажно, их родителям.

Мы провели первое мероприятие из цикла «Работай в России», собрали директоров школ в городе Фрязино, это наукоград под Москвой. Оказалась интересная подробность. Лет 15 с ними предприятия практически не общались, все жили своей жизнью. Когда мы сделали несколько шагов навстречу друг другу, все порадовались. Возникло многое из того, что позабылось еще в советский период, возникли новые идеи. Мы начали финансировать через наше базовое предприятие кружки технического творчества, возобновили эту практику. В ближайшем будущем планируем встречаться с родителями уже точечно, показывать, где их дети могут учиться и работать. В общем, все новое ― хорошо забытое старое, и мы потихонечку на новые рельсы все это выдвигаем.

― Предприятия четко формулируют заказ на выпускников?

― Нет, но мы над этим работаем. Когда мы от управляющей компании выстроили эту модель, то мы сформировали в горизонте планирования семи лет приблизительную потребность не во всех кадрах ― упаси бог, мы не можем прогнозировать до сотрудника на станке ту или иную потребность, наверное, это не нужно. Мы сформулировали потребность в критических специальностях, которые позволят или не позволят нам реализовать проект. Это нам удалось на третьей итерации.

― Есть мотивация у вуза следовать вашим рекомендациям?

― Во-первых, вузы сейчас трансформируются, превращаются по стратегии Минобрнауки в эдакий научно-технологический центр. И у них есть четкая стратегическая установка от регулятора закрепиться с базовыми промышленными предприятиями и стратегически, и тактически. Поэтому у них есть некоторый кнут над головой в этом смысле. С другой стороны, деньги, приборы, материаловедческая база и оборудование все равно на предприятиях. С третьей стороны, научные исследования и опытно-конструкторские работы то, что делают предприятия, НИИ и КБ  могут быть сделаны с помощью вузов или без помощи вузов, а это прямой доход для вуза, поэтому большое количество плюсов от сотрудничества вузов с успешным предприятием высокотехнологичной отрасли.

Мы общаемся с вузами  и вовлекаем ребят со студенческой скамьи в трудовые коллективы, работающие над проектом именно на предприятиях

Арсений Брыкин, замгендиректора холдинга «Росэлектроника»

―  Насколько отличается нынешняя молодежь от тех, которых вы хотите получить в будущем?

― Они становятся более меркантильными, у них во многом завышенные ожидания ― это неплохо, когда человек много хочет, а выпускники очень много хотят, рассчитывают на зарплату 50 тысяч и больше только потому, что у них диплом.

В Москве сложно найти специалиста, который был бы адекватен и согласился работать менее чем за 30 тысяч. Более старшее поколение наверняка сочтет эту зарплату неадекватной для молодого специалиста, но такие ожидания у молодежи. Они, по нашей статистике, сильно хотят работать в госкомпаниях, многие видят себя в офисе, и крайне малое количество ребят адекватно понимают, что надо и руками что-то делать, и, более того, получать серьезную зарплату. Потому что рабочие специальности, при всех высоких технологиях, тоже никто не отменял это высокооплачиваемый сегмент кадрового рынка, и наши вузы практически не готовят таковых. Проблеме высшего образования мы уделили достаточно много внимания, но есть еще и рабочие специальности, по которым тоже не все в порядке.

Что касается еще одной тенденции, которую мы подметили, это некоторая мобильность молодых людей, которые спокойно осознают, что год-два поработают в компании, опыта поднаберутся, а потом уйдут восвояси, туда, где платят денег больше. Надо, чтобы у человека была привязанность к профессии, которая ему реально нравится, а не то, что он получил свободный диплом и воспринимает себя как свободный художник, не привязанный ни к чему ― где теплее, там и он. Вот это особенность, которую мы увидели, а я это вижу как преподаватель. Кстати, всего сегодня в холдинге работают около 40 тысяч сотрудников, а каждый пятый  это человек до 30 лет. Это много. И представьте, если они через два-три года начинают уходить. Поэтому одна из наших задач в кадровом обеспечении удержать молодых специалистов. Одна задача их сориентировать со школы, вторая завести на предприятие, третья удержать. Это сложно.

― Как у вас идет селекция управленческих кадров, в частности, возможен ли рост от младшего научного сотрудника до генерального директора предприятия, реально ли это?

― В рамках встреч с абитуриентами, студентами я этим и заманиваю. Дело в том, что кадровая история у нас ― это где-то 48 лет. Если посмотреть на средний возраст топ-менеджеров дочерних структур, а их более сотни, то это за 58 лет. А это означает, что высшее управленческое звено наиболее подвержено переменам в ближайшие пять-семь лет, и траектория движения молодого специалиста очевидна: ты можешь быть профессионалом в определенной специальности, но, проявив себя в качестве эффективного менеджера ― в хорошем смысле этого слова, не только креативного, а способного к созиданию и выполнению четких задач ― у тебя все шансы продвинуться по карьере. Потому что разрыв в годовом исчислении между теми, кому «за», и теми, кто только отучился, очень серьезный. Поэтому такая траектория есть, и это еще одна из мотиваций.

Но здесь правильный вопрос ― как выявить ребят, способных к этому, не каждый должен быть начальником, некоторым это даже губительно с точки зрения психологии. Хороший инженер не значит, что хороший руководитель, и наоборот. Поэтому мы, в рамках холдинга, выдумали некоторое кольцо нашей кадровой активности, и начинается оно с конкурсов «Звезда», «Таланты на службе обороны и безопасности» ― этот конкурс мы проводим совместно с СоюзМаш, есть у нас конкурс «Ай-ти-прорыв», ориентированный на студентов и аспирантов до 24 лет. А есть инициатива, которая называется «Роль и место моего предприятия, вуза в системе «Росэлектроники» ― свободный конкурс, где любой студент из 50 опорных вузов и любой работник нашего предприятия может написать, что он думает на тему развития его предприятия, его подразделения в холдинге, в котором он работает, или вуза, который является опорным для такого-то холдинга. Таких активистов немного, но они сами себя проявляют, и они показывают свою активность, а уже дальше мы смотрим, насколько эта активность подкреплена способностью. Дальше мы таких ребят вытаскиваем на стажировку в холдинг и таким образом пытаемся сформулировать кадровый резерв. Именно из тех, кто к этому не только активность проявляет, но и способность.

В ближайшем будущем планируем встречаться с родителями учеников точечно и показывать, где их дети могут учиться и работать

Арсений Брыкин, замгендиректора холдинга «Росэлектроника»

― Успешное существование холдинга ― это не только умение произвести, но и умение продать. Как у вас обстоят дела с маркетингом, с кадрами в этой сфере?

― Очень хороший вопрос. Сегодня у меня нет возможности показать презентацию, которая показывает кадровый аудит и востребованность наибольшую наших профессий из высшего образования. На первом месте стоят ценовики, способные грамотно посчитать себестоимость и отстоять ее перед заказчиком, и маркетологи, которые не просто знают, что есть сегменты на товарных рынках, а четко понимают, кто на этих рынках представлен, каким образом товаропроводящие сети устроены, в чем есть логика цепи поставок, зарубежных историй, российских.

У меня был на эту тему интересный диалог с одним из профессоров Плехановки, тот считал, что маркетинг в России на очень высоком уровне, и был вынужден со мной согласиться, что многие выпускники не знают предметной области. А быть хорошим маркетологом, не зная предметной области и рынка, на котором ты маркетолог, это ни о чем. Поэтому у нас большая проблема с маркетингом, с продвижением нашей продукции, потому что долгие годы этому никто не уделял внимание. Государство в плановой экономике планировало все за тебя, твоя задача была, как промышленного предприятия, произвести.

Сейчас ситуация поменялась, но, к сожалению, новой генерации маркетологов пока не возникло. Мы на эту тему очень серьезно работаем, в том числе у нас существуют, в Госкорпорации Ростех, базовые кафедры, в той же Плехановской академии, и это одна из специальностей, которую мы поддерживаем и очень ждем выпускников, готовых не только креативно мыслить, но и продавать нашу продукцию на рынке.

― Приезжают ли к вам работать специалисты из-за границы?

― Учитывая, что наш холдинг имеет определенную направленность, связанную с продукцией двойного назначения, не всегда мы можем спокойно принять на работу человека с иностранным гражданством. У нас есть выходцы из стран СНГ, ребята, которые родились в российских семьях в приграничных государствах, что касается истории с дальним зарубежьем, то это в основном разработчики технологического плана, которых мы приглашаем вслед за технологическим оборудованием, которое устанавливаем на наших линейках. То есть это сопровождение различных технологий, помощь в их внедрении и в эффективном использовании.

Источник: «Эхо Москвы»