10 сен 2013

YotaPhone – революционное устройство


Продажу «первого русского смартфона» Yota Devices обещает начать в ноябре 2013 года — через три года после первого публичного анонса этого устройства. Почему разработка длилась так долго рассказал  гендиректор компании Владислав Мартынов.

Создавая такие устройства, как YotaPhone, мы верим, что смартфоны идут к тому, что экран должен быть всегда включен, а способ потребления контента должен быть более удобным и простым

Владислав Мартынов,  гендиректор Yota Devices

— Как давно существует Yota Devices?

— Как отдельная компания — почти два года. Но как подразделение тогда еще WiMax-оператора Yota («Скартел») Yota Devices появилась семь лет назад. Устройства WiMax, которые тогда существовали на рынке, не удовлетворяли Yota ни с точки зрения удобства для пользователя, ни с точки зрения возможностей для оператора. И было решено создать небольшую команду, которая будет создавать WiMax-устройства.

— По какой модели работает компания?

— Она похожа на модели ведущих брендов в области потребительской электроники — Blackberry, Nokia и Apple. Они разрабатывают устройства, но у них нет своих фабрик, они не занимаются производством чипсетов, дисплеев и других комплектующих в отличие от вертикально-интегрированных Samsung, LG или Sony.

— Откуда вы берете специалистов, ведь в России не производят мобильные устройства?

— Что касается программного обеспечения, специалисты в России есть, и очень хорошие, в том числе и (в области софта) для мобильных устройств. Почти все крупнейшие разработчики ПО для Android-телефонов имеют R&D-подразделения в России. Например, у Symphony Teleca сильный центр в Нижнем Новгороде. А по данным Google, до 40% приложений в Google Play написаны российскими, украинскими либо белорусскими разработчиками. Мы активно используем эту базу: у нас есть своя команда, плюс мы работаем с ребятами из Нижнего Новгорода.

Что касается «железа», то в России практически нет специалистов по смартфонам. Поэтому мы находим в России талантливых, молодых, увлеченных ребят и посылаем их перенимать опыт у опытных финских инженеров. Мы открыли маленький R&D-офис в Оулу и к этой команде прикрепили молодых ребят из России. Мы рассчитываем, что таким образом сможем воспитать своих специалистов, которые при разработке следующих поколений наших телефонов будут брать на себя все больше ответственности за архитектуру устройств.

— Концепт YotaPhone показывали президенту Дмитрию Медведеву еще в 2010 г. Почему продажа отложилась на целых три года?

— Во-первых, максимально быстрый цикл создания любого устройства — от идеи до массового производства — три года. Мы же создаем с нуля не только телефон, но и всю компанию. И успеваем все это сделать чуть меньше чем за три года. Во-вторых, это телефон LTE, а тогда, в 2010 г., LTE в России не было. Инвестировать в создание LTE-телефона при отсутствии (работающих) LTE-сетей было бы неправильным. И наконец, создание этого телефона — это бизнес-проект, который должен окупаться. Мы потратили несколько месяцев на создание бизнес-кейса, чтобы это был не «телефон ради телефона», а бизнес, который себя окупит.

Много времени и ресурсов ушло и на то, чтобы убедить поставщиков компонентов для YotaPhone, которые на сегодня лучшие в своей области, в том, что это революционное устройство. Только после того, как ключевые поставщики поняли и зацепились за идею, нам удалось убедить их работать с нами.

— Как, по-вашему, будет меняться модель использования телефонов, смартфонов?

— Изначально основной функцией телефона было обеспечить голосовое общение. А сегодня 80% нашего общения с телефоном — это взаимодействие с контентом, объем которого каждый год удваивается. Создавая такие устройства, как YotaPhone, мы верим, что смартфоны идут к тому, что экран должен быть всегда включен, а способ потребления контента должен быть более удобным и простым.

Источник: «Ведомости»

Источник фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ